Обзорная кскурсия по Мюнхену
Целительница
Экскурсия в Резиденцию
Экскурсия в Немецкий музей в Мюнхене

. Ехал грека через реку…

Кто только не цитировал эту фразочку в последние дни. Через какую реку и когда ехал грека, мы не знаем.

Но мы только что—совсем накануне событий, когда прошел референдум и ушел в отставку министр финансов—сами переехали одну большую реку под названием Средиземное море и посетили один из островов Греции. Побывали мы на самом старом и самом известном острове—Крите. Помните, там противный Зевс, превратившись в быка, украл Европу. Он ее долго мучил, пока она не родила.

«Я не верю, что они хотят выбросить нас из евро, и они не будут делать это. За банкротство какой-либо страны еврозоны придется заплатить огромную цену всей еврозоне»   Премьер-министр Греции Алексис Ципрас

«Я не верю, что они хотят выбросить нас из евро, и они не будут делать это. За банкротство какой-либо страны еврозоны придется заплатить огромную цену всей еврозоне»
Премьер-министр Греции Алексис Ципрас

В общем, история напоминает нам те мифологические времена. Если представить себе, что Греция—этот все тот же бык, то мучения нынешней Европы будут покруче, чем пару тысячелетий тому назад. Конец один—надо будет рожать.

Не надо жалеть греков. Они последние годы жили при коммунизме. Средняя пенсия—1500 евро, 96% от прежнего дохода (зарплаты). Уход на пенсию в 57 лет для мужчин и женщин. 48 дней оплачиваемого отпуска в год. 13 и 14-я зарплата для госслужащих. Бесплатное образование и питание для студентов. Работа до 1400. Бонус за выход на работу без опоздания. Бонус за знание иностранных языков и компьютера. Бонус за работу на воздухе. Компенсация за неудобство при переезде в офисе с этажа на другой этаж. Невозможность уволить госслужащего. В частном секторе можно уволить не более 2% персонала в год. Уволенные получают 90% от зарплаты в течение 2-х лет.
~ Юрий Блохин, из социальной сети фейсбук ~

Если кто-нибудь понимает, что происходит в Греции, мы снимаем шляпу, которой на нас нет. Ясно одно, греки хотят денег, а эта самая Европа, которая находится в тесных объятиях Зевса, ничего не хочет давать.
Делать обобщающие выводы о стране на основе 7-дневного в ней пребывания—задача, по меньшей мере, глупая. Я расскажу вам о том, что происходило на острове Крит в середине июня 2015 года, что увиделось своими, так сказать, глазами. Рассказ будет весьма ограничен тем, что общения с коренным населением было немного—приехали мы купаться и загорать, а не выяснять будущее острова. И тем не менее, такое общение состоялось. Мы объехали на машине почти весь Крит. Останавливались в разных местах—по возможности на берегу моря, с видом на море и хорошим спуском к этому самому морю. Сразу бросилось в глаза, что дома и апартаменты почти всегда принадлежат одной семье. Потом прочитали в умной википедии статистику, что больше 50% населения Крита являются самостоятельными предпринимателями. Это уже немного поменяло устоявшуюся точку зрения о том, что все греки ленивы и работать не хотят. Если ты пустился в свободное плавание и не ориентирован на социальные деньги, крутиться приходится самому. Жить, выживать, богатеть и т. д. Крутятся и живут, как нам показалось, «молодые люди среднего возраста». Вся бизнес-инфраструктура завязана на них: они — ядро, основа предприятия. Сестры работают рецепционистками, отцы присматривают за оливковым садом и барашками, матери присутствуют в офисе, когда сын уехал куда-то. Это «куда-то» часто было аэропортом Ираклиона (или другие аэропорты острова), где «Георг» (почти всех встретившихся нам молодых людей почему-то звали Георгом) встречал прибывающих туристов на своей машине—как правило, свой автопарк, где машину можно и арендовать—и привозил в кондоминиум с апартаментами, ему же принадлежащими.
На вопрос «Где поесть?» «Георг», как правило, показывал на соседнюю таверну, которая принадлежала дяде. Насчет развлечений на Крите было не очень: туристическую часть, переполненную многоэтажными отелями и русскими туристами (да, они были, и довольно много), мы избегали. Остальная часть острова—южная—мало обжита. Конечно, не разговориться с «Георгами» мы не могли. Как раз решался вопрос—правильно ли поставлен вопрос о деньгах, дадут ли греки гарантии возврата долгов. «Георг», несмотря на свои неполные сорок лет, философски отвечал: «Конечно, дадут. Один раз дали, что мешает дать второй раз? А если не дадут, то тоже ничего страшного. У нас перестанет светить солнце? (Кстати, солнце, как источник энергии, вовсю используется в этих частных предприятиях)? Или не станут плодиться барашки? Или умрут все оливковые деревья?» В общем, такая уравновешенная рассудительность, такой философский апофигизм нас тоже успокоили. Нам подумалось почему-то, что не так страшен черт, как его малюют. Действительно, что изменится, если Греция перейдет на драхму? Для нас, туристов из Европы, все станет дешевле—островной Крит, в основном, зарабатывает на туризме.
Сервис—великолепный, и он станет еще только лучше: греки удивили своей предупредительностью и умением держать дистанцию (мне напомнили они порту­гальцев эпохи недавнего кризиса). Барашки (цена—4,5 евро /кг в магазине, 7,5 евро—порция в таверне) будут и дальше плодиться и размножаться. В общем, стало понятно, почему Европа таки родила именно на Крите—место весьма хорошее для размножения.
И если бы у меня спросили, давать ли грекам деньги—я сказал бы так: «Деньги грекам давать не надо! Они справятся и без нас. Но если есть в мире такие дураки, которые это делают, то кто же от них—денег—откажется?»
Греция была родиной почти всех мифов. Она и сейчас не прочь их сотворить—поплакать о бедности, о своих несчастьях в надежде на то, что пробьют на жалость. Понимаете ли, ехал грека через реку, видит грека в реке—рак… Вот только не помню, достал ли грека сам рака из реки или был ему этот рак принесен на тарелочке с голубой каемочкой…
Валера Зайцев