Обзорная кскурсия по Мюнхену
Целительница
Экскурсия в Резиденцию
Экскурсия в Немецкий музей в Мюнхене

. Превратности судьбы семейных лодок

Неожиданно в марте 2015 года на телевизионных экранах
появилось уже забытое лицо — Герхард Шредер.

Gerhard Schröder auf dem Blauen SofaCreative Commons License Blaues Sofa via Compfight
Он мог стать тем великим политиком, который реформирует свою страну. Седьмой по счету бундес-канцлер Федеративной республики Германии. Но он не стал вторым Бисмарком. Может, потому, что Бисмарк служил фатерланду, а Шредер—женщинам? «Ищите женщину!»—говорит нам известная французская поговорка. А знаменитый анекдот о президенте является лишь смешным повторением этого утверждения. Когда все кинули Шредера, когда он проигрывал выборы, политические дискуссии, когда, казалось, Судьба отвернулась от него, Она была рядом. Его Женщина. Дорис Шредер. Как капля воды похожая на предыдущую супругу Герхарда. Бывшая его секретарша, она стала опорой и поддержкой Шредеру в трудные времена. Был заключен брак. В этом браке растут трое детей. Все они—приемные для Герхарда. Хороший знак! Возможно. Первый ребенок—родной Дорис. Двоих они усыновили в российском детдоме. Была шумная история на тему: почему бывшему бундес-канцлеру можно усыновлять детей в России, а всем остальным иностранцам это сделать практически невозможно. Историю быстро замяли, а семейная чета тихо исчезла с телеэкранов. Иногда Шредер появлялся на нем в связи с какой-нибудь историей.

Однажды, прогуливаясь со своей женой на автомобиле, американскому президенту пришлось заехать на бензоколонку. Там супруга президента узнала в заправщике бензоколонки своего бывшего одноклассника. Состоялась скоротечная эмоциональная беседа, какая обычно бывает в таких случаях. Когда они двинулись дальше, президент, насмешливо поглядывая на жену, сказал: «Дорогая, если бы ты вышла замуж за него, ты сейчас была бы женой заправщика бензоколонки».
—Милый, в этом случае он был бы президентом!
~ (С)тарый анекдот ~

Немцы были шокированы, когда узнали, что через пять месяцев его ухода с поста федерального канцлера, он стал главой комитета акционеров North European Gas Pipeline Company, компании-оператора Северо-Европейского газопровода. Принятие им предложенной оплачиваемой должности в консорциуме, где доминирует «Газпром», вызвало критику общества и партий в Германии, негативную реакцию интернациональной прессы. Главный критический пункт состоял в том, что Шрёдер занял видный пост в компании-операторе СЕГ спустя всего 5 месяцев после того как его правительство договорилось с Россией о строительстве этого газопровода. Шредер готовил себе место работы. Собственно, последние годы на посту канцлера были отмечены его особым отношением к России. Как говорится, ничего плохого, если бы за этим не скрывался большой личный интерес. Еще будучи фигурой №1 немецкой политики, он делал, например, такие заявления: «Россия важна для нас политически и экономически. Я действительно убежден в том, что расширившийся Европейский союз поступает правильно, налаживая стратегическое партнерство с Россией. Я хочу внести вклад в это дело, ибо твердо убежден, что это партнерство необходимо—в том числе с учетом европейской истории… Никто в Германии не должен быть заинтересован в нестабильности в России… я в настоящее время не вижу в Чечне каких-либо партнеров, с которыми российский президент мог бы разговаривать». Это сегодня мы знаем, чем стала Чечня в зеркале политических игр. Знал об этом тогда Шредер? Скорее всего знал. И… согласился стать шефом огромного концерна с «жирной» зарплатой и определенной сферой влияния на политику двух стран. Двух? Или он просто стал рычагом, довольно легко управляемым восточной стороной этого мира?
С тех пор, как Шредер в четвертый раз сказал «да», вступая в семейную лодку, прошло 18 лет. Все это время Дорис была на его стороне. То, что семейные отношения заканчиваются, в сегодняшнем мире—скорее правило, чем исключение. Брак Шредера—показательный образец того, как рушатся «империи», казавшиеся незыблемыми.
Когда разрушается первый брак—это катастрофа, второй—событие, третий—статистика. Четвертый—рутина? Психологи сейчас говорят о том, что человек, побывавший в официальных семейных цепях по меньшей мере два раза, не может стать верным супругом в последующих браках. Немцы достаточно хорошо помнят, как он уходил от предыдущей женщины. Она нравилась населению, которому казалось, что в Германии есть своя пара Клинтонов, Бушей. Он ушел от нее к Дорис, потому что не мог есть дома свою любимую сосиску «карри» и обожаемый шнитцель.
Юная Дорис (разница в возрасте почти 20 лет) не то чтобы смотрела ему в рот (она уже и тогда вполне соответствовала своей фамилии—Köpf—«твердолобая»), она надеялась, как любая женщина, что именно она станет той звездой, которая поведет за собой. И когда поняла, что замужество за бывшим канцлером, а ныне продажной фигурой, гуттаперчевым мальчиком, петрушкой в руках кукловода не имеет перспектив, сама пошла в политику. Она и раньше была успешной журналисткой, делала интервью с ведущими политиками, а сейчас является представителем партии SPD в парламенте Ганновера. Бывшему канцлеру в такой чести было отказано.
На чем разрушилась семейная лодка? Бывший президент Германии Вульф не выдержал политического и судебного натиска. Любовная лодка Шредеров разбилась о быт? Рутину? С бытом у Шредеров, скорее всего, все в порядке. На политических амбициях Дорис? На том, что у нее открылись глаза на двойственную природу ее супруга—мужа-отца и продажного политика? Нам легко спекулировать. Все наши размышления строятся на домыслах. Но если через пару лет пост министра земли Ганновер будет занимать Дорис Кёпф (вряд ли она сохранит фамилию Шредер), то наши размышления имели право быть.
Что ж? Поживем—посмотрим.
Валера Зайцев