Обзорная кскурсия по Мюнхену
Целительница
Экскурсия в Резиденцию
Экскурсия в Немецкий музей в Мюнхене

. Мусульмане требуют равенства прав

В странах Евросоюза число выходцев из стран Магриба и Леванта поражает.       Однако бороться с наплывом иммигрантов не только сложно, но и поздно.

Так, во Франции проживают и являются гражданами Франции уже сотни тысяч детей выходцев из Алжира, Марокко и Туниса. А в Германии проживают и являются гражданами ФРГ десятки тысяч детей выходцев из Турции. Многие из них являются гражданами во втором и третьем поколении.

Свою обеспокоенность изменяющейся демографической ситуацией новый президент Германии Йоахим Гаук выразил следующим образом: “Господа, сделайте глубокий вдох и оглянитесь, наконец, на окружающую вас реальность. Реальность состоит в том, что в этой стране живет много мусульман”.

По сути, он отказался от важных заявлений своего предшественника, экс-президента Кристиана Вульфа, о роли ислама в современной Германии. Складывается впечатление, что некоторые мысли президента Гаука имеют, возможно, налет “внутренней колонизации иммигрантов”: “Мусульмане, которые живут здесь, являются частью Германии”. Спасибо, что бывший пастор не назвал их современными … Извините, у меня даже язык не поворачивается произнести это слово.

Такое несколько пренебрежительное и высокомерное отношение к иммигрантам получило отповедь от председателя турецкой общины Германии Кенана Колата (Kenan Kolat), который предложил президенту Гауку прочитать в учебниках, что “ислам является частью истории Европы и Германии”.

К сожалению, ведущие партии страны так и не выработали взаимоприемлемый подход к вопросу об отношении к иммигрантам. Так, представители партии “Зеленых” не хотели бы проводить некий водораздел между исламом и мусульманами в Германии. В то же время представители фракции ХДС/ХСС довольно твердо заявляют, что ислам – чуждая для страны религия.

Следует отметить, что, в конечном итоге, именно такие “новые граждане” Германии и попадают в “группу риска”. Именно такие “новые граждане” и становятся в первую очередь безработными, когда перед работодателем стоит вопрос: кого уволить в первую очередь – аборигена или иммигранта. Но, к сожалению, многие из таких людей вообще никогда не могли получить работу в Европе. Тем не менее, официально обвинение в расизме и ксенофобии ни политикам, ни промышленникам Евросоюза предъявить нельзя.

Глядя на своих политиков, жители Германии до сих пор не могут, а порой и не хотят, прийти к единому мнению о проблеме. Часть радикально настроенных немцев выступает за запрет на въезд в страну “исламистов”. Другие же граждане настроены более терпимо и предлагают быть более толерантными к тем мусульманам, которые уже въехали и проживают в Германии.

Чтобы обстановка не накалялась и дальше, Канцлер Германии Ангела Меркель была просто вынуждена призвать предоставлять иммигрантам больше мест в государственных учреждениях. Более того, было инициировано обсуждение проблемы ускоренного обучения иммигрантов немецкому языку и их устройства на работу в различных секторах германской экономики.

Однако факт остается фактом. Если “новые граждане” или гастарбайтеры из стран Восточной Европы получают работу в странах Евросоюза, то это автоматически означает, что кто-то из жителей ЕС такую работу (пусть даже непрестижную) не получит и пополнит ряды безработных. В первую очередь такая ситуация характерна с трудоустройством молодых людей (скажем, до 25 лет). Но ведь это становится дополнительной нагрузкой не только на семейный бюджет их родителей, но и на бюджеты всех уровней Германии и других стран Евросоюза. Более того, это только усиливает кризисные тенденции в экономике и нагнетает социальную напряженность в обществе. Проблема, безусловно, требует не только решительного, но и скорейшего решения.

Сергей Палий.